Моя любимая леди

Моя любимая леди...
Уютная в тёплом пледе...
Зовущая в шумном душе
сирена: «Пою ли, слушай!
Как сладко со мной в постели.
И пахну, как цвет в апреле.
Тот первый, тот самый свежий,
что ранит сердца и нежит.

Я сердце не буду ранить.
Не бойся, пройдём на грани
безумия и рассудка —
три ночи сольются в сутках.
Мы тоже сольёмся полно,
отдельные капли в волны,
кусочки породы в лаву...
Любовь моя, Who are lovers?

Мы лучше, гораздо лучше...
Прижмись, море пахнет Гуччи,
как жизнь — Живанши, Шанелью,
как шёпот — теплом, фланелью...
Дремучи слова, дремучи...
Весь мир, он такой пахучий,
как ты, здесь и там, повсюду,
вдохну тебя — не забуду.

Ни яблок, ни льда, ни дыма,
ни Праги камней, ни Рима,
ни паруса, ни Гольфстрима —
победа неоспорима...
Да будем, пока живучи,
такими, как есть, без грима.
Любовь несопоставима
с жестокостью, кровью, ложью...

И пусть белоснежно ложе,
но злоба, как Хиросима,
рванёт и страсть не поможет,
кто зол, пролетает мимо...
Побудем, пока есть время,
с такими, кто близок, с теми,
кого и не будет ближе.
И слышащий да услышит...

А видящий да узреет
сокровища... Нет, не Агры...
Того, кто включает чакры —
непонятого Творца.
Который всё это дал нам,
что крепче любого клея...
И сок, посильней виагры...
И любящий код лица...»

2018

Счастлив тот...

Счастлив тот,
у кого ожидание и надежда
не составляют главную часть бытия.
Учит жизни меня
примитив и невежда,
не понимая, чем счастлив я.

У одной это счастье живёт где-то между
попой и передком.
А другая всё спрашивает: «Счастье, где ж ты?
Покажи, в мужике каком?»

И не знают счастья те, кто на взводе,
кто всегда в карьерной борьбе.
И несчастлива ты, что годы уходят,
а меня не дают тебе.

Счастлив я, что такую женщину встретил,
о которой и не мечтал.
И не счастлив, что... не крупнее меди,
у меня в кармане металл.

Что со мной в открытом авто не едет
та, которой замены нет.
Что другая сидит, сидит в интернете
и читает какой-то бред.

И смеётся с фото весёлый котик —
он хозяйке цветок сломал.
Кто такую хрень, интересно, фотит?
Лучше б женщин в любви снимал.

2018

Я хочу увидеть море...

Я хочу увидеть море,
я его почти забыл,
позолоту в мельхиоре,
в янтаре топаз, берилл.

Сердолик, алмаз в сапфире,
перламутр в песке, в волне...
Я хочу, чтоб сняли гири
и свободу дали мне.

Это верх моих желаний.
Жить, любить, мечтать, творить...
Мне в молитвах это вечно
надоело говорить.

2018

Магда

Вот и пришли они, тёплые ночи,
ножками длинными в белых носочках.
Делай со мною теперь, что захочешь.
Только любя!

Руки разбросаны по простыне —
как на кресте
будешь на мне,
любящим взглядом приколочу я тебя.

С губкой приходишь?
С крепким копьём?
Нет, не убить то, что в сердце моём!
Не устоишь, словно клён на краю у ручья.

Не усидеть на вершине горы
в роли монашки
или сестры.
Если с тобой, то развратницей... и без вранья...

Волосы срежу. Прямо сейчас!
Раз... И я мальчик...
Тебя возбудит?
То, что я так же стройна, безволоса, юна?

Вот обхвачу тебя крепким замком
и зацелую,
и языком
сразу сотру в голове твоей все имена...

Всё, что останется там, будет мной.
Холод ночной,
обжигающий зной...
Рыбки жемчужной в звенящем ручье чешуя...

Розы нежнейшей такой аромат,
что не опишешь...
Привкус помад...
тот, что назвать попыталась улыбка твоя.

Кто мы вчера? Кто мы сейчас?
Каждый из нас незаметно увяз...
Голову держит твою
моя пятерня...


Вот твои губы в моих... А во мне
чувство,
что мы не сгораем в огне,
мы и являемся домом любого огня.

Раз... И пускаются пальчики в пляс...
Два... И держу я тебя за копьё...
То, что моё,
не отдам ни за что, никому!

Три...
Прямо в бездну мою посмотри...
И пригуби эту боль, и сгори!
Не осуждая, что тьма эта — сердце моё.

2018

Счастливые ямочки

Как ямочки счастливы на спине,
внизу, у самой, у попы...
Кому улыбаетесь вы? Мне?
Тому, кто дарил опыт?

Кто знает, насколько и как глубоко?
И стоит ли быть первым?
Как низкие чувства поднять высоко
в усталых глазах стервы?

И ей доказать, и себе, и другим,
что нет никаких гарпий,
мегер и горгон... Что из каждой карги
могла бы взойти Барби.

Что вырастить нужно, как розу, её,
всегда любя и лелея.
Что маки в руках твоих, а не ружьё,
дороже ей и милее.

Ты воин, когда побеждаешь себя,
себя самого хотя бы.
Ты сильный, когда, больше жизни любя,
прощаешь её слабость.

Ты мачо, когда устоял по-мужски.
Но здесь не про хук в морду.
Когда все ушли в торгаши, в бандюки —
ты не уступал лорду...

Все верили в деньги, в распил и офшор,
а ты в красоту чести.
Она видит всё... Кто жулик, кто вор...
И с кем ей не грех вместе...

Она не запачкает грязью свой рот
и в душу не даст гадить.
И пусть хоть весь мир, президент и народ
удавятся — бога ради...

И будет надеждой на лучшие дни
питаться и жить просто.
И ждать Человека, который сродни
и ей, и ночным звёздам.

Когда обнажится потом при луне,
возможно, при мне даже,
счастливые ямочки на спине,
смеясь, язычок покажут.

2018

Зачем ты, ночь?

Зачем ты, ночь? Чтоб где-то у станка
пахать, как робот, зло, неутомимо?
О, нет! Чтоб милой гладила рука.
Чтоб спать с любимой!

Как гвозди звёзды вбиты в небосвод.
Как скрежет тьмы зубовной эта мука.
Зачем ты ночь? Чтоб отдыхал народ.
Кто труд ночной придумал? Что за сука?!

Конечно же, придумал тот, кто слаб,
кто наделён природой чем-то меньшим...
Считающий, что покупают баб,
что все продажны, нет нормальных женщин.

Но я, романтик, убеждён в другом,
в немыслимом и противоположном —
вокруг не бабы, женщины кругом!
Одна другой прекрасней и моложе.

Я вижу в каждой отсветы небес
и сладость нескончаемого рая.
Я утром просыпаюсь... Ангел? Бес?
Я то... как эту ночь провёл, сгорая.

2018

Поэт

Поэзия, ты — плотоядный цветок.
Ты, тело любимое — пища.
Я в этой цепочке... А собственно, кто?
Один ненормальный на тыщу?

Садовник-любитель? Эстет-цветовод?
На поле словесности прыщик?
О, нет, я из тех, кто берёт небосвод
в свои золотые ручищи.

И сок выжимает для жадной земли
с корнями засохших традиций,
с унылыми: «Так не пиши... не дели...
не пробуй парить, аки птица...»

О, нет, я свободен, от усиков, уз,
от рабства ползучей привычки.
И если навстречу мне Змей, я — мангуст!
А если абсурд, я — кавычки.

Строфа на строфу, как листок на листок,
и вот она, книга о доме.
Для всех! Разбирай! Завершенье, итог
стараний, рождённых в истоме.

Да-да, в наслажденьи — я жив, я ведь смог
такое, что вам и не снилось.
Я, милостью божьей, писал каталог
того, что ещё не случилось.

Там пёрышко в строчке, а там муравей,
туда закатилась монета...
Но чур меня! Я не о том, хоть убей,
я здесь вообще не про это...

Мой возраст всё старше, а каждый виток
по более сложной орбите...
И скажут: «Он древний, как первый «Восток»!»
Но я всё равно покоритель.

Луна и Венера обнимут меня,
от зависти вздрогнет Юпитер,
и Солнце швырять станет сгустки огня...
Но я всё равно покоритель!

Но я всё равно, разрываясь, иду,
сквозь время, родить и гордиться...
Гармонию, радость, картину, звезду,
горячих объятий страницу!

Вселенная, как ты прекрасна, светла!
Везде, даже в бархате чёрном...
Хвала тебе, Боже, за вечность хвала!
А циник... Идите вы к чёрту!

Я космос поэзии, космос любви
вскрываю, как платья матрёшки.
Держи поцелуи, Гермина, лови!
На грудь твою, прелести, ножки...

За смелость, за верность, за пыл твой и жар,
за преданность, редкую в прочих!
За то, что с тобой я и сам, что квазар
и храм изнывающей ночи...

Лови поцелуи, Миранда! Стопкран
сорви и прими себя в целом.
Не верь, если ласковым станет Уран
и вновь наречётся как Целум.

Верь мне, я творец! Я мешал вермильон
с берлинской лазурью и с белым...
Надень ожерелье из звёзд за мильон,
на чистое, пряное тело.

На руку мою обопрись и пойдём...
Я — рыцарь, а ты — королева.
Туда, где наш праздник, и счастье, и дом,
где ты беззаботная Ева...

И яблоки ешь, сколько хочешь, пусть сок
течёт и сияет улыбка!
Я в губы возьму твой прекрасный сосок...
О, нет, эта жизнь не ошибка.

Всё правильно, всё, как и нужно для тьмы,
чтоб стала мерцающим светом...
Сокровищем сущим... Пойдём из тюрьмы!..
Но я не о ней, не об этом...



2018